ОТЕЦ*

Я знаю – никакой моей вины 
в том, что другие не пришли с войны…
Александр Твардовский

Меня могло на свете и не быть -
хотели до рождения убить.
Летела пуля в голову отца.
Случайный взмах! И капелька свинца
попала в руку, в локтевой сустав,
навеки быть смертельной перестав.
Был госпиталь. Блокадный Ленинград…
Я ничего не знаю о войне!
Но дух отца тревожит память мне.

Отец вернулся к матери моей,
его там ждали двое сыновей,
и дочке (старшей) было девять лет,
а нас с Верунькой и в помине нет…
Два брата у меня и две сестры.
Мы друг для друга – разные миры.
Един для всех нас корень родовой.
Войне конец. И наш отец живой!
И я горжусь (кто помнит, тот поймёт):
мой год рожденья – сорок пятый год.

Но первые рассказы о войне
не от отца пришлось услышать мне.
Отец молчал. Я видел, вертопрах, -
в его глазах застыли боль и страх.
Но брал своё в застолье самогон,
и поддавался уговорам он.
- Петруха, легче станет, расскажи…
- По Ладоге осенней три баржи
из госпиталя раненых везли –
добраться б только до Большой земли.
В блокадном небе «Юнкерс» вдруг завыл
и в три захода баржи разбомбил.
И в ледяной барахтались воде
от взрывов уцелевшие. В беде
мне повезло. Я грёб одной рукой,
готовясь утонуть. Но вдруг с доской
рука в воде столкнулась. Та доска –
моё спасенье и моя тоска.
За край доски (будь проклят этот век!)
ещё один схватился человек,
такой же, видно, раненый солдат.
Коль есть ты, Бог, верни меня назад -
я лучше в сорок первом утону.
Не спрашивайте больше про войну!
Ведь та доска не вынесла двоих.
Я, а не он обнял детей своих…
Отец скрипел зубами, слёзы лил
и матерился так, что свет не мил…

Запомнил я рассказ, когда подрос.
Зачем запомнил – тут другой вопрос.
Я на него ответить не могу…
Я дважды был на сонном берегу
у Ладоги, где думал об отце
и о себе самом – в его лице.
Я был и в Колпино, где на передовой
был ранен Пётр Алешков, рядовой…

Плетёный, чёрный помню тарантас.
Гнедок возил в том тарантасе нас.
Я хлебушек делил с ним пополам.
Мы ездили по фермам, по полям.
Последышем в семье тогда я был.
Отец меня особенно любил.

- Заглянем-ка, давай, сынок, в Бурды, -
сказал отец. – Тут полчаса езды.
Не зря стоит деревня на пути.
И мне нельзя деревню обойти.
Иначе прокляну свою судьбу…
И мы вошли в татарскую избу.
Черёмуха под окнами цвела.
Бабай там жил, абийка там жила.
А на стене – их дочери портрет
Я понял, что её на свете нет…
Отец мешок зерна в сарай занёс.
- Рахмат, рахмат…
Не обошлось без слёз.
Потом мы пили чай. Бабай молчал.
Лишь белой бородой бабай качал.
Рассказ отца печально слушал он:
- Бибисарá услышала мой стон.
И к госпитальной койке подошла.
Висела бирка там. Она прочла –
откуда, кто. Узнала, что земляк.
- Как жизнь, солдат?
- Спасибо. Кое-как.
Вот только рана ноет всё сильней,
но без неё бы стало голодней.
- Солдат, ты шутишь? Значит, будешь жить.
- Хотелось бы, конечно. Может быть.
Сестрёнка! Если всё же я умру,
ты за меня родимому двору,
когда из ада выйдешь, поклонись,
а мне сейчас, прошу я, улыбнись.
- Ты прав, солдат. Блокада – это ад…
Я до войны попала в Ленинград.
Учёба. Медицинский институт.
Война. Приказ. Я оказалась тут.
Поверь, солдат, на берегах Невы
мы голодаем так же, как и вы.
- Держись, землячка! Вот наступит мир –
- И ты, солдат, держись. Надежда есть…
Через неделю смог я перелезть
с кровати на носилки. Ваша дочь
сумела всё же земляку помочь,
определив меня на самолёт.
Я плохо помню тот ночной полёт.
Конечно, немцы нас пытались сбить.
В Москве очнувшись, попросил я пить…
Потом другой был госпиталь, в Перми.
Так перед смертью хлопнул я дверьми.
Но почему, бабай, - не знаю сам –
я здесь, а Ваша дочь осталась там…

Я ничего не знаю о войне.
Отец, зачем тревожишь душу мне?
О чём я должен миру говорить?
Тебя, отец, мне не в чем укорить.
Я у твоей могилы вновь стою
и сам себе вопросы задаю.
Лежишь ты рядом с матерью моей.
Вас поминают пятеро детей,
и внуки есть, и правнуки у вас.
И близится к финалу мой рассказ.
Отец, на свете снова меркнет свет!
Ответа нет, ответа нет, ответа нет…

2004

Николай Алешков

* Мой отец, Алешков Пётр Федорович (1912-1986 г.г.), в 1940 году участвовал в Финской кампании, с 1941 по 1942 год – в Великой Отечественной войне при обороне Ленинграда. Красноармеец 13-й роты минометного батальона 657-го стрелкового полка. Был дважды ранен.

Tatarstan.Net - все сайты Татарстана Яндекс.Метрика

Время работы:
ПН-ПТ: 8:00 - 17:00
СБ, ВС - выходной

Разработка сайта: Sistematik.Ru

2005-2017 © ГАОУ ВО "Набережночелнинский государственный торгово-технологический институт" (ГАОУ ВО "НГТТИ")